Рубрика «Звезды 90-х» продолжает знакомить вас с легендами чилийского футбола. Сегодня на очереди рассказ об одном из лучших форвардов мира середины и конца 90-х Марсело Саласа.

Родился Марсело в декабре 1974 года в небогатой семье индейского происхождения. Среди детских развлечений парня первое место с детства занял футбол. Салас активно тренировался в футбольной секции местного провинциального клуба и настолько горел желанием достигать футбольных вершин, что в возрасте семи лет пообещал своему детскому тренеру обязательно выйти на поле в футболке национальной сборной Чили.

Первые результаты работы над собой дались о себе знать по достижении семнадцатилетнего возраста, когда Марсело вслед за своим детским тренером переехал в столицу Чили — Сантьяго и закрепился в молодежной команде клуба «Универсидад де Чили». Уже через год Салас дебютировал в высшем дивизионе чилийского чемпионата.

Это был первый шаг к заветной мечте юности Марсело — выйти на поле в игре против чилийского ґранда «Круг-Круг». И Салас воплотил ее в жизнь 10 апреля 1994 года, когда тренер «Універсидаду» дал шанс молодому нападающему проявить себя в игре против грозного соперника и многократного чемпиона страны. Марсело использовал свой шанс сполна, трижды заставив болельщиков родного клуба скандировать его имя.

С того момента Салас стал любимцем местной торсиды, которая дала ему прозвище «El Matador». За приверженность и почитание со стороны болельщиков, Марсело благодарил сверхрезультативной игрой. «Универсидад де Чили» не знал вкуса побед чемпионства на протяжении 25 лет, но с появлением в составе клуба Матадора расклад сил изменился. Салас подарил «Універсидаду» два титула чемпиона страны (в 1994 и 1995 годах), забив в 110 матчах за основную команду в течение 1993-1996 годов 74 мяча.

Однако, сам Марсело понимал, что для полноценного развития и самосовершенствования ему нужен новый вызов. Интерес со стороны аргентинского суперклуба «Ривер Плейт» засвидетельствовал появление для Саласа возможности выйти на качественно новый уровень. «Универсидад де Чили» дошел до полуфинала Кубка Либертадорес 1996 года и именно «Ривер» остановил ход чилийского чемпиона на пути к самого престижного трофея Латинской Америки.

Чтобы понять мощь и амбиции «Ривер Плейт» в то время, стоит лишь взглянуть на его состав: Ариэль Ортега, Сантьяго Солари, Матиас Алмейда, Марсело Гальярдо, Пабло Аймар, Хуан Пабло Сорин. Имена всех этих игроков хорошо знакомы любителям футбола, в дальнейшем эти футболисты оставили по себе яркий след и в европейских чемпионатах. Но в 1996 году «Ривер Плейт» покорял латиноамериканские вершины, и ударной силой клуба был призван стать чилийский супербомбардир Марсело Салас.

Матадора сразу же бросили в бой — дебютным матчем в футболке «Ривер Плейта» стал «Суперкласико» аргентинского чемпионата, игра против извечного соперника «миллионеров» — «Бока Хуниорс». В первой же игре Салас открыл счет своим голам за «Ривер Плейт». В дальнейшем за три сезона в составе клуба (1996-1998 годы) Марсело забивал в среднем в каждой второй игре (26 мячей в 51 матче), осуществив весомый вклад в успехи команды: три чемпионских титула в Аргентине и Суперкубок Южной Америки 1997 года.

Того же года Марсело Саласа был избран лучшим игроком Аргентины и Южной Америки, а также признан Спортсменом года в Чили. Такие результаты Марсело не могли обойти вниманием скауты итальянских клубов.

«Парма», «Милан», «Ювентус» и «Наполи» прикладывали неимоверные усилия, чтобы добыть себе феноменального бомбардира, а руководство «Ривер Плейт» понимало, что удержать Матадора в клубе будет невозможно — на то время итальянская Серия А оправданно считался самым мощным клубным чемпионатом Старого Света. При таких условиях для боссов аргентинского клуба на первый план выходила привлекательность предложения потенциальных покупателей. 18 миллионов долларов от президента римского «Лацио» Серджио Краньйотті стали предложением, от которого невозможно отказаться, а затем Марсело Салас перебрался в стан «орлов».

Перед отъездом в Италию Марсело получил «Золотой мяч» от уруґвайського издания «El País», как лучший футболист Южной Америки. Матадор подтвердил это почетное звание в феврале 1998 года, забив два мяча в ворота сборной Англии на легендарном «Уэмбли». Эта победа со счетом 2:0 стала первой для сборной Чили на поле родоначальников футбола.

Сам Матадор без проблем адаптировался в итальянском чемпионате, в первом сезоне в цветах «Лацио», забив 11 голов в Серии А и 8 — в розыгрыше кубка страны. Тифози клуба фанатели от игры своего нового нападающего, распевая на трибунах: «Зачем нам Роналду, если мы имеем Марсело».

Успехи и фантастическое голевое чутье Саласа отметил и тогдашний наставник римлян Свен-Йоран Эрикссон, который сравнил Марсело из «стервятником» Ґердом Мюллером. в 1998 году в составе римского «Лацио» бок-о-бок с Саласом играли Павел Недвед, Алессандро Неста, Кристиан Виери, поэтому этот состав называют сильнейшим в истории клуба. Не менее мощной и сильной была игра «лациале» на внутренней и международной аренах: в течение 1998-2000 годов «Лацио» дважды выиграл Суперкубок Италии (1998, 2000), становится чемпионом Италии (в сезоне 1999/2000), победил в розыгрыше Кубка обладателей кубков, а также в игре за Суперкубок Европы 1999 года, благодаря голу Марсело Саласа в ворота «Манчестер Юнайтед».

Стоит отметить особую фартовость Саласа — куда бы он ни приходил, везде приносил с собой удачу. Так было и в «Універсидаді», который Марсело привел к долгожданному чемпионству, так произошло и в «Лацио». Сезон 1999/2000 был одним из самых успешных в новейшей истории римского клуба — победа в Серии А (второе чемпионство, впервые «лациали» стали чемпионами в далеком 1974 году), Кубок и Суперкубок Италии, Кубок обладателей кубков («Лацио» стал последним обладателем этого трофея евро) и Суперкубок УЕФА.

Однако, по завершении успешного сезона, босс римского клуба решил Саласа продать. Наиболее реальными претендентами на забивного форварда были «Парма» и миланский «Интер», но конечной согласия относительно перехода Матадора из состояния «Лацио» стороны не пришли. То ли тяжелая травма Симоне Индзаги заставила Серджио Краньйотті пересмотреть свою трансферную политику, то президент «лациали» изменил свое мнение, но Марсело остался в Риме. Правда, остался ненадолго, ибо уже в 2001 году Марсело сменил небесно-голубые цвета «Лацио» на черно-белую футболку «Ювентуса». Туринцы выменяли Матадора на Дарко Ковачевича, еще и доплатив 25 миллионов долларов. Свои выступления за «Лацио» Салас завершил с показателем в 41 забитый мяч в 71 матче за клуб.

Марсело был призван дополнить и без того звездную плеяду игроков «Старой Синьоры», где на первых ролях были Буффон, Дель Пьеро, Тюрам, и упомянутый выше Недвед. Впрочем проявить себя во всей красе в составе «Юве» Саласу не удалось. Восхождение Матадора до славы оборвалась на самой высокой точке за тяжелой травмы колена почти сразу после оформления трансфера в Турин.

За два сезона в «Ювентусе» Салас прошел путь от бомбардира-истребителя к постоянно травмированного «баночника», забил лишь 2 мяча, хотя сама команда выступила очень успешно: дважды победила в Серии А, получила два Суперкубка Италии (2002, 2003) и дошла до финала Лиги Чемпионов в 2003.

Но в победном шествии «Ювентуса» некогда грозный Матадор брал совсем не активное участие, чаще находясь в лазарете команды, чем на поле. В течение 2001-2003 годов Салас сыграл лишь в 14 матчах за «Юве».

Осенью 2003 «Ювентус» согласовал аренду Марсело в «Ривер Плейт», в составе которого Салас дошел до финала кубка Южной Америки 2003 года, а также выиграл чемпионат Аргентины, Клаусуру 2004. В мае 2004 Салас отметил своеобразный юбилей — забил свой 200-ый гол в карьере в матче кубка Либертадорес против мексиканской «Сантос Лаґуни».

Летом 2005 года Салас вернулся домой, вернулся туда, откуда начинал свой футбольный путь. В родном «Универсидад де Чили» Марсело стал безоговорочным лидером и капитаном.

Однако, присутствие суперзвезды не помогла клубу выиграть хотя бы какой-то титул. 2007 года Марсело взял небольшую паузу, но вернувшись к игре в конце сезона понял, что пора завершать. Об этом он объявил 28 ноября 2008 года.

В прощальном матче Марсело Саласа 2 июня 2009 года сборная его друзей (среди которых на поле вышли Иван Саморано, Ариэль Ортега, Давид Трезеґе и другие) сыграла против сборной бывших игроков чилийской сборной. На глазах 65 тысяч болельщиков Матадор в последний раз вышел на арену, воткнув две бандерильи в ворота соперника. На этой мажорной ноте блестящая карьера одного из лучших футболистов в истории футбола Южной Америки завершилась.

Отдельную страницу в этой карьере занимает игра Саласа в футболке национальной сборной Чили. Смелую и самоуверенную обещание семилетнего сопляка об игре за сборную Салас реализовал сполна, выйдя на поле в составе чилийской национальной команды в 70 матчах и отличившись в воротах соперников 37 раз. Этот результат уже долгое время удерживает Матадора на первом месте в зачете лучших бомбардиров сборной.

1995 года чилийцы вместе с Саласом выиграли Кубок Канады, победив в финале хозяев соревнования со счетом 2:1, благодаря голу Марсело. На чемпионате мира 1998 года Матадор вместе с Иваном Саморано создали убийственную связку форвардов, проведя национальную сборную в 1/8 финала, где ее остановили будущие финалисты турнира — бразильцы. Сам Марсело на мундиале забил четыре мяча (дубль в ворота Италии, по голу австрийцам и бразильцам).

После отборочного цикла к чемпионату мира 2006 Салас завершил выступления за сборную, но в 2007 году вернулся и принял участие в отборочных матчах к мировому первенству 2010 года, забив два решающих мяча в противостоянии с Уруґваєм.

Марсело Салас остается единственным южноамериканским футболистом, который отмечался голами в четырех отборочных циклах к чемпионатам мира подряд — Матадор делал это в отборах к Франции ’98, Японии и Корее 2002, Германии-2006 и Южной Африки 2010.

Всего за свою карьеру Марсело Салас сыграл 528 матчей, забив в них 250 голов. И получив репутацию безжалостного форварда, который играл с гордо поднятой головой и настоящей индейской достоинством. Он умел использовать малейшую возможность для того, чтобы забить гол, и празднуя взятие ворот становился на одно колено, таким образом отдавая почтение своим болельщикам, которые становились свидетелями неистовой корриды Эль Матадора.